Перейти к содержимому


Фотография

Становление Императора


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Флоринус Великолепный

Флоринус Великолепный

    Продвинутый пользователь

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 172 сообщений

Отправлено 24 февраля 2020 - 18:29

Арпигай VIII, Царь царей, единственный и полновластный правитель Кошиншины и Десяти земель, раскинувшихся от Срединного моря до Кернского залива, лениво потягивал вино, вкушая обильный завтрак на балконе своего дворца, величайшего в Ланевии, величайшего во всём известном мире. Солнце поднималось над мраморными зданиями, даря свои свет и тепло всему живому, птицы пели в дворцовом саду и Арпигай VIII позволил себе расслабиться, отдохнуть от дел государственных. Уже через час придётся ему говорить с различными чиновниками, придворными, наследниками, которые ждут своей очереди, но никак не дождутся… Интересно, удастся ли этим зельеварам всё-таки придумать средство для бессмертия? Уже давно они бились над этим вопросом, но прадед, дед и отец  Арпигая всё же отошли в мир иной. Впрочем, маги Гильдии иногда творят такие чудеса, после которых начинаешь верить, что они смогут победить смерть… Арпигай встряхнулся, словно освобождаясь от навязчивых раздумий, и подозвал слуг, дабы омыть руки и облачиться в одеяние для тронного зала.

Леон, глава Гильдии Магов Кошиншины, был в приподнятом настроении. Теперь, после двух напряженных десятилетий работы, наконец-то представилась возможность реализовать великий План. Облаченный в зеленую тунику, он шел к величественным ступеням двора Царя царей, расположенного у центра Ланевии, у берега Кависа, ленивым потоком стремящегося вдаль, к берегам Срединного моря.

Много лет назад, будучи неуверенным в себе юношей, Леон принял решение встать на путь познания магии, считая, что такие качества как острый ум, природная наблюдательность и старательность позволят ему возвыситься и стать одним из величайших мужей Кошиншины. Реальность оказалась не столь радужна: среди магов царила жёсткая конкуренция, многие учителя не делились важными знаниями, сваливая на плечи учеников худшую работу. Да и сами ученики в Гильдии часто ставили друг другу подножки, пытаясь продвинуться за счет неудач своих коллег. Способности Леона к магии были велики, но это лишь осложняло ему жизнь, ведь именно сила его магии являлась предметом для зависти у многих.

Леон смог пережить и скрытую зависть, и открытую враждебность. Он выстоял в трудные времена и стал полноправным членом Гильдии магов Ланевии. И начал заниматься важнейшим делом всей своей жизни – поиском воистину божественного могущества. Прошло почти два десятка лет напряженной работы и его лицо осунулось, а голова начала стремительно лысеть. Недавно Леон стал новым главой Гильдии, тем, кем он мечтал быть с отроческих лет, но и это не принесло ему удовлетворения, ведь несмотря на формальное признание заслуг после смерти старого главы, все только и ждали его оплошности, дабы низвергнуть с пьедестала. Особенно Ранда, эта старая карга… А еще приходилось выполнять массу требований Арпигая VIII, генералов, святош… Конечно, он мог попробовать пойти против установленного порядка, но его одного рано или поздно бы смяли. И уничтожили. Поэтому Леон терпел и продолжал заниматься поисками божественной силы.

Он изучил все записи своих предшественников по этому поводу. Провёл всевозможные эксперименты. Иногда Леону казалось, что он никогда не узнает тайну, пока… Пока не наткнулся на явные свидетельства существования Хранителя. Настоящего бога.

Стоит признаться, что в Ланевии и Десяти землях, ей подвластных, верили в разных богов, десятки культов соседствовали друг с другом, однако культ Хранителя был особым. Хранителю не возводили храмов, не приносили богатых жертв, не устраивали в его честь пышные торжества и разнузданные оргии. Ходила легенда, что Хранитель продолжает жить среди человечества, дабы оберегать его от худших бед. Красивая сказка? Быть может. Большинство магов считали данную историю чушью и сосредотачивались исключительно на усилении своей плоти или духа.

 Однако Леон был не таков. Он решил ухватиться и за эту возможность, которую остальные отвергали. Он изучил записи Хорна Святотатца и первым смог создать по ним аппарат, улавливающий эманации божественной мощи. Так он засек единственный их источник, находящийся тут же – в Ланевии. Может в городе проживало и не всемогущее божество, но сила его явно превосходила мощь заклинаний любого колдуна Кошиншины. Поэтому приступил Леон к экспериментам по созданию изощрённейшей ловушки, которая блокировала бы определенную частоту божественных эманаций, не причиняя при этом вреда своему создателю.

Дело продвигалось медленно, тем более что Леон не допускал никого из других членов Гильдии в свою лабораторию. Больше его беспокоило то, что божество может покинуть Ланевию и как его потом прикажешь искать? Но судьба улыбалась магу – аппарат эманаций указывал, что божественный источник продолжал находиться поблизости. Когда ловушка была наконец готова, он выследил бога и познакомился с ним.

 

«Если он сможет прочитать мои сокрытые мысли, всё может закончиться очень быстро и очень плохо». Леон волновался, хотя с виду перед ним был обычный мужчина средних лет, которых тысячи, с жесткой щетиной, коренастый, не выделяющийся ни красотой, ни особым взглядом, вообще ничем. Однако аппарат не ошибался.

- Господин Орий, это вы? Мой знакомый очень лестно отзывался о вас.

- Да, это я, - человек устало посмотрел на Леона, - чем могу служить?

- О вас многие слышали как о превосходном лекаре, вы помогли столь многим, не взирая ни на их социальный статус, ни на богатство. Мне нужна ваша помощь! Мой сын… он очень болен… А я разорившийся купец, которому не под силам нанять мага или врача высшего ранга. Простые же лекарства оказались бессильны. Вы – моя последняя надежда, господин Орий.

- Не называйте меня господином. Я помогу.

Радостный Леон вёл Ория по улочкам трущоб Ланевии, пока они не зашли в тупик.

- Вы уверены, что идёте правильной дорогой? – спросил Орий.

- Доминус актеро нуно, - заклинанием ответил Леон и ловушка захлопнулась.

Поздней ночью маг доставил скованного бога в свою лабораторию. Конечно, жалкие кандалы были простой мерой предосторожности, которая ничего бы не значила, если бы ловушка божественности прекратила свое действие. Но она работала без всяких перебоев и Леон мог спокойно приступить к допросу пленника.

- Итак, ты тот бог, которого именуют Хранителем?

- Это одно из моих прозвищ, не отрицаю. Пожалуй, самое популярное, - спокойно отвечал пленник, казалось ничуть не смущенный своим беспомощным положением.

- Каково же твое настоящее имя?

- При рождении меня нарекли Фагносом.

- Никогда не слышал, - признался Леон.

- Неудивительно. Никогда не называл его людям прежде.

- Почему же открылся мне?

- Я помогаю людям в их нуждах. Твоя – узнать о богах больше.

- Правда ли, что ты есть порождение от связи бога войны и богини любви?

- По крайней мере в это верят многие люди, а то, во что верят многие, имеет свойство становиться правдой.

- Говоришь загадками? Но всё же... Война и любовь – несколько необычное сочетание, не правда ли?

- Отнюдь, самое тривиальное. Соседство насилия и благожелательства, обожания и ненависти характерно для любого человеческого общества.

- И ты хотел это исправить, осчастливив человечество.

- Нет. Я лучше другого знаю, что превратить всех людей в счастливцев – значит испортить их. Счастливые люди застыли бы в своём развитии, они не желали бы достичь новых вершин в познания мироздания, каких, кстати говоря, достиг ты.

- Так в чём же тогда твоя цель пребывания среди человечества?

- Я не желал менять человечество или ставить его на путь истинный. Да даже я не знаю, в чём заключается предназначение людей и богов. Как я мог бы определять за человечество то, что лучше ему? Но после многих тысячелетий я не мог бросить людей, ибо слишком привязался к ним. И я не могу помочь всем, но могу оказать помощь каждому в отдельности. Мой дар заключается в том, дабы видеть нужды человека и находить лучшее будущее для него.

- Даже если его лучшее будущее навредит другим?

- Вред всегда будет нанесен. Ты можешь спасти человека от верной смерти и спустя год у него родится сын. Хорошее ли дело ты совершишь?

- Думаю, да.

- Затем его сын вырастет и станет профессиональным убийцей. Среди его жертв будет горячо любимый в народе принц-наследник. Значит ли, что ты принёс вред?

- Если на это посмотреть так, то лучше было бы удержаться от спасения.

- Допустим, убийца никогда не родился. Наследник стал королём и, движимый собственными амбициями, развязал ужаснейшую войну, в которой погибла его страна. Значит, лучше бы его убили в юности? Но может быть на месте разрушенного государства возникнет на порядок лучшее? Теперь ты понимаешь, насколько туманно и относительно будущее? 

- Какие-то бесплодные рассуждения, тебе так не кажется, Хранитель?

- Может быть. Один мой знакомый человек говорил, что это никому не нужное мудрствование. В любом случае, я каждый день просто пытаюсь принести больше блага, чем вреда. Вот и всё.

- Другие боги не имеют таких благих побуждений, верно?

- Те, которые не прекратили своё существование, утратили интерес к мирозданию вообще, пресытившись им. Они ушли в небытие внемира.

- Что это за место?

- Там нет пространства и времени, так что нет и координат. Ты при всём своём уме не сможешь понять.

- А ты, значит, единственный, кто остался в нашем мире?

- Остался, пожертвовав частью своего былого могущества.

- Именно потому ты и не прочитал мои мысли?

- В том числе.

- Думаю, что пора заканчивать наш разговор. Хотя, всегда хотел узнать... Откуда боги пришли в мир бытия?

- Даже мне неизвестно, как возникли Первейшие. Это было миллиарды лет назад по местному летоисчислению.  Возможно есть сила, которая сильнее всех богов вместе взятых, ведь никто из известных мне не обладал абсолютным всемогуществом.

- У величайшей силы есть имя?

- Я не могу даже подтвердить её существование, а ты хочешь узнать имя… Никто её по имени не называл, вот о чем у могу говорить с уверенностью.

- Всегда хотел пообщаться с живым богом, - Леон усмехнулся, - однако скоро наступит рассвет и мне нужно пойти к Царю царей, сообщить замечательную новость.

- Зачем? С твоей стороны самым разумным действием было бы моё освобождение.

- Что? С какой стати?

- Я никогда не смогу служить тебе, будучи лишенным возможности действовать, как сейчас. А если ты уберешь блокировку, я не стану помогать тебе, а исчезну так, что ты меня больше никогда не найдёшь. Освободишь меня – и мы останемся хорошими знакомыми. Я не желаю причинять тебе вред.

- Ну уж нет, Фагнос. 20 лет назад лучшие маги Кошиншины получили задание от Царя царей Арпегая VIII по поиску способу стать бессмертным и всемогущим. И я первый, кто оказался на пороге открытия. Да что уж скромничать, мне осталось лишь провести ритуал перехода божественного от тебя к Его Величеству.

- А что получишь ты?

- Я? Стану величайшим магом в истории, меня запомнят как Леона, Покорившего Божество! Большего мне и не нужно.

- Не лги сам себе, маг. Ты хочешь совершенно другого. Нормальной жизни, которой был лишен с отрочества. Ты можешь пойти до конца и стать причиной огромного числа бед и страданий. Уверен, жестокий Арпегай готов заплатить такую цену. В тебе же ещё есть сомнения.

- Умолкни, болтливый божок! – разозлился Леон. – Утром я вернусь и выполню волю своего государя! – дверь лаборатории с шумом захлопнулась, магия надёжно растворила её в стене, сделав недоступной человеческому глазу.

Тронный зал был величественен. Мраморные колоны, подпиравшие золочённые своды, широкие ступени, ведущие к великолепному трону высотой в 2 человеческих роста,  с вставками драгоценных камней. И на троне восседал Арпегай VIII, Великолепнейший из Великолепнейших. Посол из какой-то далёкой державы под названием Ретония полностью упомянул титул Арпегая VIII, как того и требовал протокол, после чего принялся излагать суть своей миссии.

«Ну и скука», - думал Царь Царей, когда в зал вбежал перепуганный стражник, попытавшись впопыхах поклониться, он чуть не упал.

- Ваше Владычество, там глава Гильдии магов, мы сказали ему, что Царь царей сможет его принять пополудни, но он…

В зал влетели еще трое стражников. Буквально. По воздуху. Затем на свет тысяч свечей вышел и сам Леон.

- Что ты себе позволяешь, Леон?! – праведным гневом взорвался Царь Царей. – Ты посмел нарушить все правила церемониала!

- Нижайше прошу прощения, Ваше Царское Владычество, но я не мог заставлять вас ждать благую весть, - быстро проговорил маг, - я выполнил ваше Главное задание, то, над которым работал последние два десятка лет.

Арпегай VIII некоторое время молчал, внимательно рассматривая главу Гильдии.

- Приказываю отменить все сегодняшние встречи и мероприятия. И я жду паланкин у второго дворцового входа. Немедленно!

 

Эскорт и личная охрана Арпегая остались снаружи, лишь он да маг зашли в лабораторию. Фагнос был на месте, всё такой же невозмутимый.

- Так это и есть Хранитель? – спросил Арпегай VIII.

- Да, Ваше Владычество.

- Какой-то он не впечатляющий. Я думал, что бог будет выглядеть несколько иначе. Ни малейшего намёка на сияние. Вообще ничего величественного. Впрочем, это не так уж и важно, главное, чтобы ритуал сработал.

- Вы понимаете, какими могут быть последствия? – спросил Фагнос. – Божественная мощь и бессмертие не такие уж замечательные вещи, как вы думаете. Вы их не имеете, а потому не понимаете цены.

- Да ты просто не хочешь их лишаться, вот и юлишь, - рассмеялся Арпегай, пока Леон возился с аппаратом эманаций, устанавливая его под единственным солнечным лучом, проникающим в помещение. – Эта штука осуществит перенос?

- Если я не совершил ошибки, Ваше Владычество, то аппарат не просто уловит божественность, а начнёт переправлять её, пока она полностью не покинет тело Хранителя.

- Что ж, я готов рискнуть. Надоела зависимость от остальных. От тех же магов. Пожалуй, избавлюсь от всех членов Гильдии. Кроме тебя. Ты будешь вознагражден необычайно, верный Леон.

- Вы очень добры, Ваше Владычество.

- А как же мне досаждают дармоеды-наследники! Как будет приятно избавиться и от них! И от толпы лизоблюдов-советников!

Аппарат Леона между тем начал светиться, пока тот произносил некое заклинание. Затем аппарат погас.

- Я чувствую невероятную силу! – воскликнул Царь царей. – Я – бог! – первым же делом Арпегай VIII грозно посмотрел на Леона и тот почувствовал, как его горло сдавливает невидимый железный обруч.

- Гладо те морта, - еле выдавил из себя маг и ударил рукой по воздуху в направлении Арпегая. Внезапно Царь царей осел на землю, а на его груди проявилась огромная рваная рана, с которой быстро вытекала кровь.

- И это ваша благодарность… Вы держали меня за полного глупца? Я передал вам лишь каплю божественной мощи, ибо привык ожидать от людей худшего! Устранить лучшего мага –хороший и в то же время ужаснейший план, который всё же родился в вашей тупой монаршей башке!

Арпегай что-то пытался сказать, однако его окровавленный рот издавал лишь неразборчивое бульканье. Леон пнул умирающего сапогом, после чего тот окончательно затих.

- Это прискорбно, - Фагнос первым нарушил наступившую тишину. – Питаю надежду, что теперь ты вразумел недопустимость передачи мощи божества в руки кого-либо.

Леон повернулся к скованному Хранителю.

- О да! Я могу доверить её только себе! Этот ответ был в глубине моего сознания уже тогда, как только я ступил на путь поиска всемогущества! Теперь же я вижу его как никогда ясно. В противном случае меня осудят за убийство монарха, Гильдия повернётся против меня, я буду побеждён и казнён ужасной казнью. Твою же мощь, вполне вероятно, заполучит кто-то другой. Так что я теряю? Я только приобретаю! – Леон схватился за аппарат, прошептал заклинание и тот засиял на полную яркость.

- Остановись, ты совершаешь ошибку! – взывал к магу Фагнос, но всё безрезультатно.

- Это невероятно! Я чувствую себя всемогущим! Скоро все мои враги заплатят по заслугам, а остальные будут поклоняться мне!

- Ты далеко не всемогущ, - грустно ответил Фагнос.

- Разве мне не под силам сейчас испепелить всю Ланевию или же превратить ее в камень? Разве я не бессмертен? Разве моя магия не выросла тысячекратно? Разве будучи объектом поклонения людей, я не смогу ещё тысячу раз усилиться?!

- Всё это так, однако даже в мире людей моя мощь слишком велика для тебя. Твой мозг не выдержит испытания этой силой и беспощадным временем. Не пройдет и ста лет, как ты сойдешь с ума.

- За это время я уж что-нибудь да придумаю.

- Боюсь, что у тебя будет несколько другая забота.

- И какая же, бывший бог?

- Магия жизни, что исходит от солнца, частичку энергии которого несёт в себе каждый бог. Ты использовал её при переносе и впал в зависимость. Твоё бренное тело было рождено от людей и человеческим и останется, как бы ты его не совершенствовал. Ты и сам это сейчас прекрасно понимаешь. Проще говоря, твоя вечная жизнь закончится с заходом солнца и никто тебе не сможет помочь.

- Нет! Я найду способ!

- Ты можешь вечно бежать по Асконии, дабы не попасть в зону тьмы, бежать по горам, по песка, по воде и по льдам, бежать, пока не сойдёшь с ума. Теперь ты рад своей вечной жизни, Леон?

- Да, глупый божок! Ведь я знаю выход! Я остановлю вращение Асконии и не буду никуда бежать. Все смертные будут бежать ко мне!

- Что?! Нет! Нельзя! Ты можешь погубить всё человечество, всё живое в этом мире!

- Не беспокойся, дорогой Фагнос, я уж проконтролирую процесс.

- Этого нельзя допустить! Заклинаю всех ушедших богов, если вы услышите мой зов…

- Онемел, Фагнос? Я бы хотел, чтобы ты стал свидетелем представления, но ты начинаешь меня раздражать и нужды в тебе я больше не вижу. Прощай, последний бог, падший от моей руки!

При этих словах Леона Фагнос рассыпался в прах.

Маг же, обрётший божественную силу, сконцентрировался и начал деяние, изменившее судьбу всего мира. Затряслись стены, ужасный шум и грохот доносился извне лаборатории, а Леон всё стоял, управляя силами природы. Затем он наконец вновь открыл глаза, вздохнул, присев.

- Это было сложнее, чем мне казалось изначально. Но результат того стоил.

В это мгновение в сломанную дверь лаборатории вбежал насмерть перепуганный стражник.

- Ваше Царское Владычество! Там ужас, что творится! Конец све… - стражник осёкся, увидев труп Арпегая VIII. Без лишних слов и движений Леон сломал вбежавшему шею.

- Пора уходить, - сказал сам себя маг.

- Куда собрался, - услышал Леон ненавистный голос.

- Ранда? Приятная встреча.

- Чтобы ты не сделал, ясно, что ты перешёл черту! – колдунья выпалила в Леона смертельным заклятием. Тот небрежно отмахнулся от него и взорвал Ранду так, что она разлетелась на мириад кусочков.

- Всегда мечтал это сделать, - произнес Леон напоследок и наконец покинул лабораторию.

 

Выйдя наружу, он не узнал Ланевию. Тысячи зданий были разрушены ужасающим землетрясением, крыши многих домиков горели в пожаре. В то же время Кавис обратил свой поток вспять от Срединного моря и теперь разливался по улицам столицы, вдобавок ужасной силы ветер срывал крыши, деревья, поднимал в воздух скот и людей.

- Похоже погода наладится не скоро, - констатировал Леон, смотря на пролетающего мимо старца. – На запад или на восток? Пожалуй, на запад, там сейчас восходит солнце, а я всегда любил встречать рассвет.

 

Некоторое время спустя Леон объединил выживших и создал Империю Рассвета. Со временем всякое упоминание о его имени исчезло и он стал известен только как Вечный Император, Владыка Рассвета.

Божественной энергии императора оказалось недостаточно для установления владычества над всем миром, он быстро понял, что его телепатическое поле может контролировать лишь ограниченную территорию (да и на ней нашлись неподвластные ему), более того, не было никакой возможности распространить его влияние на земли тьмы. Владыка также понял, что для перехода на новый уровень могущества ему нужны сотни лет поклонений, во время которых Генератор Душ под Храмом Хранителя Рассвета будет накапливать энергию молитв.

Кроме того, в данном Храме находится Зал Памяти, огромное хранилище, где в запечатанных сосудах находятся «лишние» знания и воспоминания Владыки, те, в которых он не видит нужды в данный момент, дабы не нанесли они вред императорскому разуму, но всегда были поблизости, в случае острой нужды.

 





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных


    Ahrefs (1)